Журнальный зал

Мистер Эдуард Лукас был настолько известен и любим всеми, что сообщение о его насильственной и загадочной смерти встречено искренней скорбью его многочисленных друзей. Один из трех людей, которых мы считали возможными участниками этой драмы, умирает насильственной смертью в тот самый час, когда разыгрывается драма. Какое же это совпадение! Нет, нет, мой дорогой Уотсон, эти два события связаны между собой, несомненно, связаны. И наша задача — отыскать эту связь. Они знают только то, что видят на Годолфин-стрит.

"Медные буки"

Храните ваши секреты так, чтоб никто не мог до них добраться. А еще лучше не имейте никаких секретов вовсе. Зачарованный, стоял я перед его портретом в галерее Уолфорда Робертсона, не в силах отвести взгляд от серо-голубых глаз, смотревших на меня со спокойным достоинством, от полуулыбки, едва тронувшей уголки идеально очерченных губ, от тонкого носа, высокого лба, от каштановых волос, разделенных на косой пробор и уложенных легкими волнами. Я любовался красотой лорда Адама и размышлял, так ли божественно прекрасен Адам Блэкуэлл в жизни, каким показал его художник?

Или восхищение, которое я испытал, стоя перед его портретом, восхищение, заставлявшее мое сердце биться чаще, лишь иллюзия, созданная талантом мастера?

Однако, Ватсон, иногда я задумываюсь о том, что мне нужен не только летописец, но и я рассчитываю еще лет двадцать держать в страхе преступный мир, но Добрый вечер, мистер Холмс. Прошу простить меня, что я Столько любви и заботы я даю ему, и такой холод душе!.

Адриан Конан Дойл, Джон Диксон Карр Неизвестные приключения Шерлока Холмса Тайна семи циферблатов [1] Среди своих записок я обнаружил свидетельство того, что это произошло вскоре после полудня 16 ноября года, когда внимание моего друга Шерлока Холмса впервые привлек весьма необычайный случай, в котором фигурировал человек, ненавидевший часы.

Прежде я везде писал, что знал об этом деле только понаслышке, поскольку описываемые события произошли вскоре после моей женитьбы. Более того, я пошел еще дальше, утверждая, что после женитьбы долго не видел Холмса и встретился с ним только в марте следующего года. Однако дело, о котором пойдет речь, оказалось настолько деликатного свойства, что, уверен, мои читатели простят столь долгое молчание того, кому гораздо чаще приходилось сдерживать свое перо, чем давать ему полную свободу в погоне за сенсацией.

Тогда, буквально через несколько недель после нашей свадьбы, моя жена была вынуждена покинуть Лондон в связи с делом Таддеуша Шолто, которое в итоге оказало столь значительное влияние на наше будущее. Обнаружив, что жизнь без нее в нашем новом доме невыносима, я на восемь дней вернулся в старые комнаты на Бейкер-стрит.

Архив Шерлока Холмса

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас. В таком случае, подтвердите , что вы не робот и продолжайте пользоваться нашим сайтом.

Холмс: – Земля вращается вокруг Солнца. Но мне в моём деле это не . Элен Стоунер: – Это не холод, мистер Холмс. Холмс Элен Стоунер: – Страх.

Я редко слышал, чтобы он называл ее каким-либо другим именем. В его глазах она затмевала всех представительниц своего пола. Не то чтобы он испытывал к Ирэн Адлер какое-либо чувство, близкое к любви. Все чувства, и особенно любовь, были ненавистны его холодному, точному, но удивительно уравновешенному уму. По-моему, он был самой совершенной мыслящей и наблюдающей машиной, какую когда-либо видел мир; но в качестве влюбленного он оказался бы не на своем месте.

Он всегда говорил о нежных чувствах не иначе, как с презрительной насмешкой, с издевкой. Нежные чувства были в его глазах великолепным объектом для наблюдения, превосходным средством сорвать покров с человеческих побуждений и дел. Но для изощренного мыслителя допустить такое вторжение чувства в свой утонченный и великолепно налаженный внутренний мир означало бы внести туда смятение, которое свело бы на нет все завоевания его мысли.

Песчинка, попавшая в чувствительный инструмент, или трещина в одной из его могучих линз - вот что такое была бы любовь для такого человека, как Холмс. И все же для него существовала одна женщина, и этой женщиной была покойная Иран Адлер, особа весьма и весьма сомнительной репутации. За последнее время я редко виделся с Холмсом - моя женитьба отдалила нас друг от друга. Моего личного безоблачного счастья и чисто семейных интересов, которые возникают у человека, когда он впервые становится господином собственного домашнего очага, было достаточно, чтобы поглотить все мое внимание.

Между тем Холмс, ненавидевший своей цыганской душой всякую форму светской жизни, оставался жить в нашей квартире на Бейкер-стрит, окруженный грудами своих старых книг, чередуя недели увлечения кокаином с приступами честолюбия, дремотное состояние наркомана - с дикой энергией, присущей его натуре. Как и прежде, он был глубоко увлечен расследованием преступлений.

Записки о Шерлоке Холмсе (ил. Л.Непомнящего)

Перед приходом молодого графа горничная затопила там камин и, так как камин дымил, открыла окно. После тщательного расследования всех обстоятельств дело оказалось еще более загадочным. Прежде всего непонятно было, зачем молодой человек заперся изнутри. Итак, видимо, дверь запер сам Рональд Адэр.

Долина страха. Хотя видел я его всего дважды, в этом нет сомнений. Холмс скорее думал вслух, чем обращался ко мне, однако мое раздражение сменилось любопытством, «Уважаемый мистер Холмс. Я выхожу из игры. . Ну что ж, пожалуй, капля виски в промозглый утренний холод не повредит.

Начавшееся вскоре расследование ярко врезалось в мою память. Мы возвратились в Провиденс, где малыш Лофтус, чья психика пошатнулась, был помещен в психиатрическую клинику. В Брауне начался новый учебный год, и я вернулся к работе в надежде обрести былое спокойствие. На какое-то время мне это удалось. Я уже восстановил силы и отважился приступить к расшифровке символов Ур-Аллазота, Таллиард за это время успел объявить всему миру о нашей находке. Несколько месяцев все шло как обычно, но в декабре мы получили известие, что Зебулон Лофтус сбежал из больницы.

Повести о Шерлоке Холмсе » Собака Баскервилей » Глава . Мистер Шерлок Холмс

Так что мне наконец-то позволено написать отчет о том деле, которое в определенном отношении можно считать вершиной карьеры моего друга. Турецкая баня — наша с Холмсом слабость. Я не раз замечал, что именно там, в приятной истоме дымной парилки, мой друг становился менее замкнутым и более человечным, нежели где бы то ни было. На верхнем этаже бань на Нортумберленд-авеню есть укромный уголок, в котором стоят рядышком две кушетки. На них-то мы и лежали 3 сентября года, в день, с которого начинается мое повествование.

Не холод заставляет меня дрожать, мистер Холмс, – тихо сказала О сэр, помогите и мне или по крайней мере попытайтесь пролить хоть Ужас моего положения заключается в том, что мои страхи так неопределенны и смутны.

Почему вы не идете работать в полицию? Пусть они ко мне приходят. Да они так и делают, когда у них попадается запутанное дельце. Вы хотите сказать, что можете распутать преступление, не выходя их комнаты? Можно, не всегда, конечно. У меня большая агентура. Старьевщики, горничные, уличные мальчишки. Они доставляют мне самые необходимые сведения.

Скажите, Холмс, а тот пакостный старикашка Ну, который зашел к вам в комнату и таинственно исчез. Мистер Холмс, вас ожидает молодая леди. Меня зовут Шерлок Холмс. Прошу вас, пройдите в гостиную.

Классика - Приключения Шерлока Холмса

Не понимаю, как родные отпускают такого без присмотра. Я стоял у сводчатого окна нашей комнаты и глядел вниз, на Бейкер-стрит. Холмс лениво поднялся с кресла, встал у меня за спиной и, засунув руки в карманы халата, взглянул в окно. Было ясное февральское утро. Выпавший вчера снег лежал плотным слоем, сверкая в лучах зимнего солнца. На середине улицы снег превратился в бурую грязную массу, но по обочинам он оставался белым, как будто только что выпал.

Холмс не выходил из дома и не пытался со мной связаться. Смеркается быстро, и даже если пока с ней ничего не случилось, впереди холод и страх.

Особенно причудливым кажется мне дело хорошо известной в Суррее семьи Ройлоттов из Сток-Морона. Мы с Холмсом, два холостяка, жил тогда вместе на Бейкер- стрит. Вероятно, я бы и раньше опубликовал свои записи, но я дал слово держать это дело в тайне и освободился от своего слова лишь месяц назад, после безвременной кончиты той женщины, которой оно было дано. Пожалуй, будет небесполезно представить это дело в истинном свете, потому что молва приписывала смерть доктора Гримеби Ройлотта еще более ужасным обстоятельствам, чем те, которые были в действительности.

Проснувшись в одно апрельское утро года, я увидел, что Шерлок Холмс стоит у моей кровати. Одет он был не по-домашнему. Обычно он поднимался с постели поздно, но теперь часы на камине показывали лишь четверть восьмого. Я посмотрел на него с удивлением и даже несколько укоризненно. Сам я был верен своим привычкам. Разбудили миссис Хадсон, она — меня, а я — вас. Приехала какая-то девушка, она ужасно взволнована и непременно желает повидаться со мной. Она ждет в приемной.

А уж если молодая дама решается в столь ранний час путешествовать по улицам столицы и поднимать с постели незнакомого человека, я полагаю, она хочет сообщить что-то очень важное.

Мистер Холмс

Он много путешествовал в свое время. Вот почему я еще тогда подумал, что он кого то опасается. После его внезапного отъезда в Европу я утвердился в этой мысли. Наверное, он получил тогда какое то предостережение. Через неделю после его отъезда о нем справлялись шестеро парней.

Дело может оказаться интересным, и вам будет неприятно, если вы не услышите этой помощник, доктор Уотсон, с которым вы можете быть столь же откровенны, как и со мной. Не холод заставляет меня дрожать, мистер Холмс, – тихо сказала женщина, подсаживаясь к камину. – А что же – Страх.

Вперед — Если так, то в чьих же интересах раскрыть содержание этого письма? Для чего кому-то понадобилось украсть его? Если вы примете во внимание ситуацию в Европе, вам будет нетрудно. Европа представляет собой вооруженный лагерь. Существуют два союза, имеющие равную военную силу. Если бы мы были вовлечены в войну с одним союзом, это обеспечило бы превосходство другого, даже независимо от того, участвовал бы он в ней или нет.

Итак, в краже и разглашении письма заинтересованы враги этого монарха, стремящиеся посеять раздор между его страной и нами? Весьма возможно, что в настоящий момент оно несется по назначению с такой скоростью, какую только способен развить пароход. Министр Трелони Хоуп опустил голову на грудь в тяжело вздохнул.

Шерлок Холмс о любви

Categories: Без рубрики

Жизнь без страха не только возможна, а совершенно достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни тут!